Есенин С - Я сердцем никогда не лгу (муз-лит.композиция чит. С.Балашов)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

Я сердцем никогда не лгу

Литературно-музыкальная композиция
по произведениям
СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА
Автор композиции и исполнитель
СЕРГЕЙ БАЛАШОВ

«Листья падают, листья падают...»
Голубень («В прозрачном холоде заголубели долы...»)
«Мне грустно на тебя смотреть...»
«Не бродить, не мять в кустах багряных...»
«Пускай ты выпита другим...»
«Несказанное, синее, нежное...»
«Я снова здесь, в семье родной...»
Русь советская («Тот ураган прошел. Нас мало уцелело...» Русь уходящая («Мы многое еще не сознаем...») «Закружилась
Русь уходящая (Мы мног ещё не сознаём…»)
Закружилась листва золотая...»
«На небесном синем блюде...»
«Не жалею, не зову, не плачу...»
«Гори, звезда моя, не падай...»
«Отговорила роща золотая...»
«Я по первому снегу бреду...»
«Слышишь — мчатся сани, слышишь — сани мчатся...»
«Снежная замять крутит бойко…»
«Эх вы, сани! А кони, кони!..»
Ямщик («За ухабины степные...»)
Пороша («Еду. Тихо. Слышны звоны...»)
Что это такое? («В этот лес завороженный…»)
«Снежная равнина, белая луна...»
«Мелколесье. Степь и дали...»
«Свищет ветер, серебряный ветер...»
«Клен ты мой опавший, клен заледенелый...»
«Ветры, ветры, о снежные ветры...»
«Синий туман. Снеговое раздолье...»
«Снежная замять дробится и колется...»
«Сыплет черемуха снегом...»
С добрым утром! («Задремали звезды золотые...»)
«Гой ты Русь моя родная...»
«Тебе одной плету венок...»
Сукин сын («Снова выплыли годы из мрака...»)
«Я иду долиной. На затылке кепи...»
«Каждый труд благослови, удача!..»
Письмо к женщине («Вы помните...»)
Стансы («Я о своем таланте...»)
«Быть поэтом — это значит тоже...»
«Не напрасно дули ветры...»
«Спит ковыль. Равнина дорогая...»
«Неуютная жидкая лунность...»
«Издатель славный! В этой книге...»
Ленин («Еще закон не отвердел...»)
Капитан земли («Еще никто...»)

Песня («Есть одна хорошая песня у соловушки…»)
Черный человек («Друг мой, друг мой...»)
«Может, поздно, может, слишком рано...»
Собаке Качалова («Дай, Джим, на счастье лапу мне…»)
«Я спросил сегодня у менялы...»
На Кавказе («Издревле русский наш Парнас...»)
«Зеленая прическа...»
Песнь о собаке («Утром в ржаном закуте...»)
Пушкину («Мечтая о могучем даре…»)

МИХАИЛ БАЛАШОВ
Годы неутомимого творческого труда, поисков, вдохновения отдал искусству художественного слова Сергей Михайлович Балашов, замечательный артист и большой, тонкий художник, создатель оригинального жанра — «театра одного актера».
Имя Сергея Балашова в представлении миллионов слушателей во всех концах необъятной нашей страны связано прежде всего с творчеством Владимира Маяковского. Это он, Сергей Балашов, актер-фронтовик, в годы войны приобрел на свои сбережения танк и подарил его советским воинам, делом закрепив боевое слово поэта в смертельных схватках с врагом...
Да, это он, Сергей Балашов, дал «театру одного актера» такую многообразную и славную жизнь в советском искусстве: страницы бессмертных шедевров Шекспира, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Маяковского, Шолохова оживали на сцене этого необыкновенного театра, который я бы еще назвал театром большой мысли.
Да, именно большая мысль, боевой пафос современности в соеди¬нении с великолепным, глубоким осмысленным актерским искусством являются необходимой и главной основой театра, созданного Балашовым. В этом органическом слиянии и кроется секрет огромного воздействия актера на массы, секрет его популярности.
Актер такого театра перестает быть просто исполнителем: вместе с автором он становится бойцом, мыслителем, властителем дум. Приобщая к прекрасному, приобщать к высокому, передовому — в этом видит он высокую социальную цель своего искусства, свой долг художника-гражданина, художника-трибуна.
В репертуаре Балашова — героика, трагедия, драма, публицистика, сатира...
И вот Сергей Есенин! Неповторимый русский лирик... В его книгах перед читателем открывается солнечная россыпь изумительных стихотворений и поэм. Что отобрать для новой программы? Хочется и это, и это... А всего не возьмешь!
Балашов не пошел по пути простого концертного «нанизывания» популярных произведений. Он создал единый литературный спектакль, спектакль лирический и романтический, стройный, многозвучный, где голос актера и пластическое решение образа нераздельны.
Но пластинка — дело особое. «Зритель» этого театра слышит актера, но не видит его. А это большое испытание, которое, надо отдать должное, Сергей Балашов блестяще выдерживает. Звучит светлая широкая русская мелодия, и, как осенние листья, падают есенинские строки.

Листья падают, листья падают.
Стонет ветер,
Протяжен и глух.
Кто же сердце мое порадует?
Кто его успокоит, мой друг?..

Мы сразу чувствуем, ощущаем сердцем: это — Есенин. И не слушать уже невозможно, голос чтеца завораживает нас; от стихотворе¬ния к стихотворению перед нами открываются высоты Поэзии, неспокойный, мятущийся есенинский дух!
Властно звучит основной аккорд есенинской лиры — грусть, тревожные раздумья о судьбе…
Однако еще более, неизмеримо более, чем собственная судьба, заботит поэта огневая, вихревая судьба Родины — России, идущей к новой жизни...
Строки о матери. Обычные слова, но таково уж, видимо, колдов¬ство подлинной поэзии, что слова эти как бы сами собой складываются в светлую, сердечную песню:
Милая, добрая, старая, нежная...

Балашов произносит их с большими паузами, наделяя каждое слово зарядом огромной эмоциональной силы. И удивительное дело, интонация ниспадающая, голос все тише, а песнь любви к материвсе громче, все выше, все ощутимей и пронзительней!
Звучат стихи широко известные, знаменитые, шедевры есенинской лирики: «Не бродить, не мять в кустах багряных...», «Несказанное, синее, нежное...», «Не жалею, не зову, не плачу...», «Отговорила роща золотая...», «Слышишь — мчатся сани, слышишь — сани мчатся...», «Клен ты мой опавший, клен заледенелый,,,» Но мы воспринимаем их уже не как отдельные произведения (хотя отлично помним, что на страницах изданий это выглядит именно так); перед нами — исповедь души, вся жизнь поэта, жизнь, полная внутреннего горения, больших противоречий, большой любви... Композиция Балашова углубляет эту мысль.
Многое испытав, постранствовав по свету, Есенин возвращается к себе на родину, в деревню. «Я иду долиной, на затылке кепи» (сти¬хи замечательные, трепетные, непростые), «Ах, перо не грабли, ах, коса не ручка...» — он как бы слегка посмеивается над собой, но не забывает при этом о своем главном призвании. И дальше, как бы не в силах справиться с нахлынувшим: «К черту я сниманию свой ко¬стюм английский. Что же, дайте косу, я вам покажу...» Эти строки Балашов произносит не только с искренней радостью, но и с горячим, нарастающим волнением:
«Я ли вам не свойский, я ли вам не близкий,
Памятью деревни я ль не дорожу?»

И мы видим Есенина! Видим! Будто рядом с ним идем по утренней траве. И, как и он, гордимся глубокой связью с родной землей. Всю гамму душевных красок, где есть и радость, и легкая стыдливость, и гордость, и любовь, и азарт, и восторг, и юмор, бережно и точно воссоздает Балашов.
Так же, как и с родной землей, поэт кровно связан с судьбой народа. Эта мысль неотступна, она несет ему новые духовные токи, но¬вые прозрения, явственно прозвучав в «Письме к женщине» — одном из прекраснейших образцов слияния гражданской и интимной лирики. «Теперь в советской стороне я самый яростный попутчик», «За знамя вольности и светлого труда готов идти хоть до Ламанша». В композиции Балашова эти стихи обрели подчеркнуто важное место.
В неразрывном сплаве духовного прозрения Есенина — от гнетущего одиночества к свету большой идеи, от родимых проселков к гулу новой жизни, охватывающему всю страну, от старого к новому — с особой силой воспринимаешь его стихотворение, которое звучит как заклинание:
Полевая Россия! Довольно
Волочиться сохой по полям!
Нищету твою видеть больно
И березам и тополям.

Как венец самой светлой темы творчества поэта, звучит слово Есенина о «Капитане земли», о Ленине. И с особенным значением строки: «Я счастлив тем, что сумрачной порою одними чувствами я с ним дышал и жил». Так кончается композиция Сергея Балашова.
На последней стороне второй пластинки еще несколько произведений поэта; среди них — поэма «Черный человек», которая звучит в исполнении артиста как символ непреодолённой драмы, свершившейся трагедии. Поэма исполнена с потрясающей психологической глубиной, точностью, блеском. А рядом с ней — стихи о Пушкине - заключительный звонкий аккорд, как бы выводящий Есенина в бессмертие. И вместе с тем — достойное завершение этой записи — большого творческого труда народного артиста Сергея Балашова.

Владимир Котов