Антонов С - Рассказы о Ленине (чит. Л.Петрейков)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
С. АНТОНОВ

ВСТРЕЧА В КРЕМЛЕ
МОСТ
ПОЛПРЕД ИЗ ПАХОМОВКИ
рассказы

Читает ЛАЗАРЬ ПЕТРЕЙКОВ

Первые рассказы о Ленине написаны мною в конце 1941 года. Я тогда и не думал, что ленинская тема займет такое большое место в моей литературной работе. Прошло почти тридцать лет, и те¬перь моя Лениниана насчитывает три десятка рассказов и две повести.
В те годы людей, которые хорошо знали Ленина, можно было встретить гораздо больше, чем теперь. Каждая такая встреча открывала для меня что-то неизвестное в сложной личности, большой биографии вождя. Драгоценны были и отдельные штрихи, казалось бы, на первый взгляд — мелочи. Но штрихи эти и наблюдения, удержанные па¬мятью благодарных современников, очень важны для писателя.
Наверное, никогда бы я не взялся за рассказ «Трудный день», если бы не предшествовавшая подготовительная работа: и не только знание документального материала, чтение воспоминаний, сочинений самого Ленина, но и счастливое обстоя¬тельство, когда я услышал рассказ очевидца об одном из выступлений Владимира Ильича.
...Шел тяжелый 1918 год. Страна в кольце вра¬гов. В Москве нет хлеба. Диверсанты поджигают склады. Зреют заговоры. На заводе, куда должен приехать Ленин, усиленно «поработали» эсеры и меньшевики, использовав в своих целях затруднения с хлебом. И вот Ленин на заводе. Приветствия рабочих прерываются провокационными выкриками. За¬=водские коммунисты пробуют навести порядок, шум растет.Как поведет себя в этих условиях Ленин? Что будет делать, стоя на подмостках перед сотнями людей? С чего начнет? Прикажет вывести провокаторов? Попытается перекричать шум?
Ни то, ни другое. Не обращая никакого внимания на шум и выкрики, Ленин, внешне совершенно спокойный, не торопясь, снял калоши, аккуратно поставил их рядом. Потом он снял пальто и поискал глазами, куда бы его лучше пристроить. На одной стене гвоздика не оказалось, он пошел к другой, держа пальто за воротник. Отыскав там гвоздь, он повесил на него пальто и кепку. Все это он совершал очень деловито. Можно было только поразиться его выдержке. И уверенности. Шум постепенно стихал и наконец стих совсем. Итак, Ленин еще не сказал ни слова, но уже начал овладевать аудиторией. К концу своего короткого выступления он завоевал симпатии и тех, кто мог поддаться провокации. Провожают его аплодисментами. По предложению Ленина рабочие организуют продовольственные отряды. Десятки таких живых свидетельств, порою нигде не записанных, вплетаются в ткань рассказов о Ленине, делая его образ живым и близким.
Писателю помогает любовь народа к Ленину, любовь, которая удержала в памяти людей не только его дела, не только черты характера и склонности, но и десятки черточек, делающих его образ еще более близким и родным.
Сколько раз пытливо вглядываешься в фотографии Ленина... Кажется, что все уже знаешь в короткой, получасовой ленте, смонтированной из документальных киносъемок». И все же при каждом просмотре открываешь для себя что-то новое.
Автора исторических произведений часто сравнивают с исследователем. До какой-то степени это справедливо. Прежде чем сесть за написание рас¬сказа или повести, он, говоря общепринятыми словами, «изучает, собирает материал», порою делает разного значения открытия, проясняет не совсем ясное, дополняет уже известные факты малоизвестным.
Это обязательная и самая первая ступень работы писателя, но есть и более высокая, от кото¬рой во многом зависит уровень художественности.
К великому сожалению (ведь это было в те времена невозможно), не все оказалось зафикси¬рованным из того, что делал Ленин, с кем он встречался. Далеко не все записано из того значительного, что говорил Владимир Ильич. О некоторых выступлениях Ленина — а их множество — остались лишь упоминания: «выступал». О том, как происходили те или иные встречи Владимира Ильича с людьми, можно только догадываться.
И сейчас никакой исследователь, как бы он ни был упорен, многого уже восстановить не в силах. В этом случае, верный жест, поступок Ленина подскажут писателю знание материала, чувство правды, проникновение в логику мышления Владимира Ильича.
Трудности в достижении поставленной цели — создать образ Ленина или хотя бы воссоздать некоторые его черты — велики. Порою эти трудности кажутся непреодолимыми, а работа над этой темой — невозможной. Так, например, над небольшой по объему повестью «Огонек вдалеке» я работал более шести лет. Некоторые рассказы «отлеживались» в ящике письменного стола годы...
В работе поддерживает сознание, что посильно участвуешь в великом деле, поддерживает тот живой интерес к рассказам и повестям, который проявляется у нас и за рубежом, отклики читателей. Отношение читателей к произведениям о Ленине — нечто совершенно удивительное, Ленин в рассказе или повести — для многих и многих — живая реальная сила.
Забывая о том, что писатель является автором художественных произведений, некоторые чита¬тели спрашивают, что было с тем или иным человеком, который повстречался с Лениным, дальше? Помог ли ему Ленин? Какие меры принял?
Самая высокая оценка твоей работы — это вера читателя в реальность, подлинность описанного в произведении. Хорошо, конечно, когда тебя хвалит критика, но как радостно получить письмо от читателя с просьбой прислать свои воспоминания о Ленине. Он убежден, что я описал в рассказах виденное и слышанное лично, был хорошо знаком с Владимиром Ильичем.
Самый большой мой сборник — «В дальний путь» — вышел в издательстве «Советская Россия». Я намерен пополнять его новыми рассказами и по¬вестями с тем, чтобы со временем, если у меня хватит сил, получилась книга, охватывающая жизнь Ленина с детских лет до последних дней или до той поры, когда он стал руководителем Советского государства.
Конечно, основное внимание будет уделено Владимиру Ильичу — главе правительства, философу и ученому. Но хотелось бы дополнить книгу и рассказами о детстве и юности Ленина, чтобы проследить истоки его гения, его величия. Ведь и Волга не сразу становится тон полноводной, могучей красавицей рекой, которая является для нас символом великой Родины нашей.
Вы услышите три рассказа о Ленине: «Полпред из Пахомовки», «Мост», «Встреча в Кремле». Вы¬бор их исполнителем и автором не случаен. Это наиболее популярные из моих рассказов, много раз переиздававшихся и переведенных на языки не только народов СССР, но и на иностранные языки.
Читает рассказы мастер художественного слова, актер и режиссер Лазарь Петрейков. Он хорошо знаком слушателям по сольным концертам и выступлениям по радио, начавшимся три десятка лет тому назад. Отличительной и милой моему сердцу манерой его исполнения является внутренняя сдержанность и простота, что, на мой взгляд, и составляет понятие артистизма. Наверное, было бы ошибкой или менее плодотворным занятием «играть» рассказы. Лазарь Петрейков лишь тактично делает намек на знакомые черты образа, а мы, благодаря точному, мастерскому исполнению, не только угадываем, но и хорошо, зримо представляем себе Ленина и его собеседников. А собесед¬ники у Владимира Ильича разные. Степенный крестьянин Пахомов, пришедший проверять, крепка ли и хороша ли Советская власть, ученый Леонид Алексеевич Коршунов, верящий, что обязательно Ленин одобрит его намерение отправиться в экспедицию за метеоритом, Никита Попов, тоже крестьянин, но другой, чем Егор Пахомов. И все они, а прежде всего, конечно, Ленин, в исполнении Ла¬аря Петрейкова — живые, неповторимые.
Сергей Антонов