Блок А - Стихи и поэмы (чит. Д. Журавлев)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

А. БЛОК (1880—1921)

К Музе
Демон
Девушка из Spoleto
Холодный ветер от лагуны
Флоренция, ты ирис нежный
Окна ложные на небе черном
Madonna da Settignano
стихотворения

Соловьиный сад
поэма

Возмездие
Вторая глава поэмы
(Вступление)

Двенадцать
поэма

ДМИТРИЙ ЖУРАВЛЕВ

Александр Блок — одно из величайших к сложнейших яв¬лений русской литературы, «целая поэтическая эпоха, эпоха недавнего прошлого», как писал В. Маяковский в статье "Умер Александр Блок». «По стиле дарования, страстности отстаивания своих воззрений и позиции, по глубине проникновения в жизнь, стремлению ответить на самые большие и насущные вопросы современности, по значительности новаторских открытий, ставших неоценимым достоянием русской поэзии, Блок является одним из тех деятелей нашего искусства, которые составляют его гордость и славу.
…Поэзия Блока—не только великолепное мастерство и замечательная школа стиха, но и искусство, устремленное в будущее, пронизанное пафосом великих преобразований, утверждающее все то лучшее и прекрасное, что есть в жизни в людях, в этом его непреходящее значение» (Б. Соловьев).
Творческий путь Блока сложен, трагичен и в то же время полон страстных поисков света, гармонии, радости, противоречий и в то же время целен в самом высоком диалектическим смысле. смысле. Называя свой путь поэта «трилогией очеловечивания» Блок писал: «…от мгновения слишком яркого света — через необходимый болотистый лес к отчаянью, проклятию, «возмездию» — и к рождению человека «общественного». Художника, мужественно глядящего в лицо миру...» (1911 г.). Блок чувствовал и мрачные, трагические черты своей Музы я в то же время непреодолимое стремление к Добру; чувствовал, что вся
жизнь его, все творчество соткано из противоречий, отражающих противоречия «страшного мира», его окружавшего.
Знаменитое;
Простим угрюмство — раразве это
Сокрытый двигатель его?
Он весь — дитя добра и света,
Он весь— свободы торжество,—

Полная драматизма самохарактеристика, потому что к свету приходилось рваться, принимая на каждом шагу бой — с собою, друзьями, эпохой.
Слова Гейне о трещине, расколовшей мир и прошедший через сердце поэта, как нельзя более подходят к Блоку, обладавшему удивительным и мучительным для него свойством — улавливать «веяния времени», отзываться душой на едва ощутимые колебания политических, социальных, нравственных сил «прозревать дни грядущие». Личное и общественное было для Блока нерасторжимо. «Можно издать свои «песни личные» и «песни объективные» — то-то забавно делить — сам чёрт ногу сломит!», — замечает он в напряженную пору создания цикла «На поле Куликовом». Не случайно он пишет. что Родина для него— «величина лирическая» и соединяется в его представлении, в его стихах с любовью к близким, к жене, ко всему самому дорогому на свете.
Куда бы он ни стремился уехать от крови, грязи, пошлости «страшных лет России», судьба Родины призывает его. И даже надежды на поездку в Италию («Новых стихов нет пока. А вот, я думаю, а Венеции, Флоренции, Равенне и Риме — будут») в конечном счете себя не оправдали. Стихи были! — это прекрасные «Итальянские стихи» (1909 г.). Но в них мотивы светлого упоения красотой, искусством переплелись с картинами скорбными, полными трагических предчувствий. «...Часть мрачности своих впечатлений я беру на себя: ибо русских кошмаров нельзя утопить даже в итальянском солнце».
Примечательно, что именно в « Итальянских стихах» возникает образ Соломеи, несущей на блюде голову поэта-пророка, развитый потом в поэме «Возмездие»:
«Но песня осенью все пребудет.
В толпе всё кто-нибудь поет.
Вот голову его на блюде
Царю плясунья подаёт.
Там он на эшафоте черном
Слагает голову свою.
Здесь — именем клеймят позорным
Его стихи… И я пою, —
Но не за нами суд последний.
Не вам замкнуть мои уста...»

Смертный поэт обретает бессмертие через бессмертие поэзии: Тама ответственности поэта за происходящее в мире, его стремление к подвигу проходит и через поэму «Возмездие», полную тревожных предчувствий, необходимости перемен. «…Я яростно ненавижу русское правительство («Новое время»), и моя поэма этим пропитана», — писал Блок в письме.
По замыслу Блока, «поэма должна была состоять из пролога, трех больших глав и эпилога. Каждая глава обрамлена опи¬санием событий мирового значения: они составляют ее фон». Задумано «Возмездие» было в 1910 году, в главных чертах набросано В 1911, я 1919 году вышло в свет незавершенным. В предисловии к поэме Блок писал, чтоо не чувствует»ни нужды, ни охоты заканчивать поэму полную революционных предчувствий, в года, когда революция ужа произошла». Эта поэма трудно давалась Блоку. Не зря один исследователь его творчества назвал её «полем… битвы за эпос».
Впоследствии современники поражались, что поэму «Двенадцать» как будто писал «новый поэт», с «новым голосом». Но в литературе ничего не случается «вдруг», —пишетА. Турков, исследуя творчество Блока. — И чтобы суметь так «схватить» бурный, пенящийся поток революции и навсегда запечатлеть его в читательских сердцах, нужен был уже выработанный глаз, острое чувство истории, рука мастера, способного создать монументальное полотно, нужна была школа работы над современным эпосом. Такой школой и оказалась в жизни Блока работа над поэмой «Возмездие».
«Страшый мир» обступал поэта. Тяга к красоте, гармонии, счастью не могла быть в нем реализована. Сознание невозможности забыться, уйти от действительности в мир грёз, голос совести, голос долга — все это отразилось в поэме «Соловьиный сад». (1915г)
В революции Блок услышал «отзвук своему давнишнему убеждению: «Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к жизни: все или ничего; ждать нежданного; верить... в то, что должно быть на свете; пусть сейчас этого нет и долго не будет. Но жизнь отдаст нам это, ибо она— прекрасна».
9 января 1918года он написал известную статью «Интеллигенция и революция», заканчивающуюся словами: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию». 8 января 1918 года начал, а 28 января 1918 года закончил зна¬менитую, небывалую, новаторскую драму «Двенадцать», которую считал главным и высшим своим достижением. «Поэма поразительна такою внутренней широтой, словно вся разгневанно бушующая, только что порвавшая вековые путы, омы¬тая кровью Россия вместилась на ее страницы — со своими стремлениями, раздумьями, героическими порывами в неоглядную даль, и эта Россия — буря. Россия — революция. Россия — новая надежда всего человечества — вот та героиня Блока, ве¬личие которой придает такое огромное значение его Октябрьской поэме» (Б. Соловьев).
В творчестве народного артиста РСФСР Д. Н. Журавлева поэзия Блока — огромная и сложная страница. Блок сопутствует всей жизни артиста, относится к числу его «вечных спутников». Произведения Блока постепенно входили в концертные программы Журавлева.
«С самых ранних лет меня покорил Блок, это удивительное явление нашей поэзии, — говорит артист. — Программа из его произведений все время находится у меня в движении. все время внутренне меняется. Я ищу новой точности, глубины, стремлюсь к строгости в звучании стиха. Известно, что чтение самого Блока было чрезвычайно простым, при всей напряженности ритмичности стихов, которую мы так остро ощущаем. Вся это обязывает исполнителя к бесконечным поискам, преодолениям».
Есть в стихах Блока строка:

«…только влюбленный
Имеет право на звание человека».

Они ощутимо звучат в каждом слове поэта, влюбленного в Родину, искусство, жизнь, любовь, борьбу. Слышны они и в каждом слове артиста, влюбленного в поэзию Александра Блоха.
О.М. Итина